КНДР предлагает Штатам взрывоопасную сделку

0 912

Северокорейский атом (не только мирный, но и боевой) проявляет удивительную мягкость и сговорчивость – если раньше позиция КНДР в дискуссиях вокруг ядерной проблемы выражалась ключевой фразой «а нам все равно», то теперь Пхеньян, в принципе, готов пойти на компромисс.

Правда, полностью отказаться от шантажистских методов северокорейские переговорщики не смогли. Но это поправимо. Идея, одним словом, такая. Штаты возобновляют поставки топлива в КНДР, снимают все экономические санкции и – представьте себе – переводят Северную Корею из категории государств, спонсирующих терроризм в какой-нибудь другой, более приличный список, а в обмен на все эти уступки Северная Корея широким жестом останавливает свой единственный реактор в городе Йонбене, закрывает и замораживает все объекты атомной энергетики, сворачивает исследовании в области ядерной физики и радиохимии. Далее события развиваются по благоприятному сценарию: инспекторы МАГАТЭ прибывают в Йонбен для того чтобы установить свои видеокамеры и датчики, тщательнейшим образом проверяют каждый винтик, каждую гайку технологического цикла, оценивают эффективность переработки ядерного топлива. «OK», — говорят, предположим. И Пхеньян, обшлепанный печатями и облеченный доверием мирового сообщества, уже с благословения, скажем, Хиллари Клинтон, вновь запускает свой безопасный атом. Это, напоминаем, хороший сценарий.

А есть плохой. Если американское руководство не пожелает возвращаться к рамочному соглашению об энергетической помощи от 1994 г., а Пентагон откажется снимать с КНДР террористический штемпель, то тут, конечно, Пхеньян обидится не на шутку. И, подобно Ирану, уйдет в ядерный андеграунд, где топят резолюциями Совбеза и грязными руками обогащают уран. «Ось зла» в таком случае проявится еще четче.

Впрочем, предаваться мыслям об атомной зиме – занятие совершенно бесполезное. Лучше попытаемся отыскать признаки оттепели в шестисторонних переговорах. Вот, к примеру, замминистра иностранных дел Северной Кореи Ким Ге Гван говорит, что Пхеньян позволит инспекторам МАГАТЭ произвести мониторинг всего на свете, как только Америка снимет свою железную лапу с финансовых артерий государства и положит КНДР 500 тыс. тонн нефти в год, или — вариант — пусть обеспечит электроэнергией на ту же сумму. Если Штаты согласятся подобным образом помогать азиатскому брату, то брат сдержит свое обещание и вернется к атомной энергетике лишь тогда, когда в стране будут построены реакторы на легкой воде. На строительство АЭС уйдет не один год, а за это время КНДР остепенится, возмужает и достигнет, образно выражаясь, энергетического совершеннолетия, когда уже можно потреблять атомную энергию.

Но если США ни с того ни с сего задумают вновь наложить на Корею свои омерзительные санкции, Пхеньян моментально выбьет объективы всем аккуратным камерам МАГАТЭ, а инспекторов погонит взашей по примеру Исламской Республики Иран. Вот такой получается цикл.


Оставьте ответ
Яндекс.Метрика