Тимур Бекмамбетов в Нижнем Новгороде!

0 519

29 августа 2009г. Тимур Бекмамбетов представил в кинотеатре «СИНЕМА ПАРК» свой новый проект. Мультбастер «Девять» — это продюсерский дебют в Голливуде создателя «Дозоров», «Иронии судьбы-2» и «Особо опасен» Тимура Бекмамбетова в сотрудничестве со знаменитым режиссером Тимом Бёртоном. Мультфильм снят на основе одноимённого короткометражного мультфильма, который был номинирован на премию американской киноакадемии.  29 августа состоялся предпремьерный показ мультбастера, а ткаже творческая встреча с Тимуром Бекмамбетовым и Дмитрией Глуховским — автором русского перевода и адаптации.

Открыл пресс-конференцию директор по маркетингу компании «Universal Pictures Россия» Агдрей Кокарев:

— Наверняка все знают нашу компнию, так же, как и фильмы, которые производятся ею. Это все 4 части «Форсажа», этим летом мы выпустили картину «Джонни Д», фильм «Бесславные ублюди», и замыкает эту «летнюю» тройку мультфильм «9». Это первый пресс-турне, и Нижний Новгород оказался самым первым в нём. Думаю, что мы сделаем подобные выезды регулярными. Нам очень нрвится, как нас приветствуют регионы, и я обещаю, что мы будем привозить продюссеров, режиссёров и актёров, участвовавших в создании фильма, который мы прокатываем.

Первый вопрос был адресован Дмитрию Глуховскому.

— Вами проделана очень большая творческая работа. Было ли желание что-то изменить? Довольны ли Вы результатом?

Как известно, пределу совершенству не бывает. Если бы нам дали еще год, то мы бы обязательно работали все это время (картина «9» снималась 4 года — ред). Это нормальный творческий процесс. Нам нравится делать фильмы, и мы их делаем, пока у нас есть возможность. Ребята старались, и мы вложили в этот фильм всю нашу душу. Те, кто уже посмотрел фильм, поймут, о чем идет речь.

— Тимур, почему 9? Не больше, не меньше, а именно 9?

Вообще, девять — это удивительное число. Я сам недавно узнал, что при умножении девяти на любое число получится такое число, сумма цифр которого дает снова 9. Например, 9*2=18, 1+8=9. 9*5=45, 4+5=9. Это магическое число, в котором заключены все остальные цифры. Ну и во-вторых, это была не моя воля, и я не принимал решение о названии картины. Название взято из короткометражного фильма, созданного при участии Американских режиссёров, который, кстати, в 2006 году был номенирован на «Оскар».

— Грибоедов написал «Горе от ума». Вы сняли фильм, где все беды от знаний. Почему выбрана именно такая первопричина трагедии?

— Позиция, что все беды от знаний — это позиция одного отдельного персонажа. Знания сами по себе не являются опасными, вопрос в чьих руках они оказываются. Если человек умён, духовно крепок и уверен, то страшного ничего не произойдет. Изобретателем водородной бомбы оказался именно тот человек, который должен был это сделать. Если ядерное оружие было изобретено человеком без морали и совести, то сегодня, возможно, мы с вами могли бы здесь не оказаться. 

— Немало режиссёров занимаются написанием сценариев. Вы и режиссируете, и пишете, и продюссируете. Продюссирование для Вас сейчас является любимым делом, или здесь все же материальная подоплека?

— Я очень люблю делать кино. Но, к сожалению, у меня всего лишь 2 руки, и я не успеваю делать всё сам. Поэтому продюссирование — это возможность всё-таки делать фильм. У меня был выбор: заниматься фильмом «Особо опасен» и больше ничего не делать, а я очень хотел создавать «9», хотел, чтобы он нашёл своего зрителя. Поэтому здесь я выступаю в качестве продюссера. 

— Какие уроки Вам преподал кризис?

— Я убежден, что кризис у нас в головах. Кризис мы породили, и это, в первую очередь, кризис наших желаний и наших убеждений. Мне не стало работать труднее. Я никак не испытываю на себе позиции некого экономического кризиса, потому что зритель стал ходить в кино еще больше. Людям хочется найти ответы на свои вопросы, которые они не находят в реальной жизни. Так было во все времена, и сейчас кино расцветает как никогда. На протяжении долгого времени в России снималось очень много плохих фильмов, и, к сожалению, это стало клеймом русского кино. Эти фильмы разрушили все ожидания и любовь зрителя к отечественному кинематографу. Я считаю, что пусть будет меньше фильмов, но они будут качественные, и российский зритель будет будет любить свои фильмы и желать их видеть.

— Почему выходцам из нашей страны так сложно прорваться в Голливуд?

— Во-первых, многие люди просто-напросто не говорят по-английски, и это отчасти является одной из причин. Мне кажется, что сначала нужно завоевать авторитет у родной аудитории. Всё, что мне пришлось делать за границей, произошло исключительно потому, что зритель поверил в меня здесь. Только благодаря российскому зрителю у меня сложилась карьера за границей. Я не знаю ни одного режиссера, который стал бы известен за рубежом, не завоевав свою аудиторию. В первую очередь, мы работаем для людей, которых мы любим и знаем. Для меня очень трудно делать фильм в Америке. У них свой менталитет, и у нас совершенно разный культурный опыт. И в этом смысле фильм «9» уникален, потому что мы пригласили русского писателя, который не только перевёл текст, но и адаптировал его для русского зрителя. Он нашел те образы, которые вызывают эмоции именно у отечественной аудитории.

— Как правило, режиссёры любят снимать своих жен. Почему вы все время снимаете Хабенского?

— Я искренне люблю этого актера. Как артист он уникален! Для меня театральная труппа — это святая вещь, это мой дом, круг родных людей — режиссёров, актеров, композиторов. Приятно и важно каждый раз быть вместе с ними. И каждый раз, когда мы создаем новый фильм, я уже знаю, для кого я пишу, и кому лучше подойдет данный персонаж.

— Существует ли механизм передачи опыта молодым начинающим режиссёрам?

— Опыт, безусловно, существует, и он передается. Осуществляется это исключительно «из рук в руки». И этот опыт, который я накапливаю в процессе создания фильмов, передаётся и всем людям, которые работают с нами вместе. Я буду рад делиться им и с молодыми, начинающими талантливыми людьми из провинции, но это может осуществиться только посредством он-лайн общения.

— Нет ли у вас желания приехать в Нижний Новгород и снять фильм вместе с нашими молодыми режиссёрами?

— Я уже был в Нижнем Новгороде и снял фильм «ГАЗ русские машины», это было в 2002 году. Это были небольшие новеллы, каждая про определенную марку автомобиля. Насчёт совместных съемок я не могу ничего обещать. Вы можете прислать мне свои работы, и если они будут достойны, то почему бы не попробовать?

— Недавно зрителям представили пятнадцатиминутный отрывок фильма «Аватар» Джеймса Кемерона. Есть ли у Вас задумки о создании подобных технологий, которые задействованы в данном фильме?

— Безусловно, есть. К сожалению, мы живем в суровой реальности. У нас в стране лишь 1200 кинотеатров. Всего 30% проката занимают русские фильмы. Мне кажется, что то, что делает Кемерон, мы просто не сможем воплотить. Этот фильм уже стоит 300 миллионов долларов. Для сравнения, бюжет фильма «9» составляет 25 миллионов. Поверьте, мы делаем всё, что можем. Но всё играет против нас: у нас нет залов, нас не принимает зритель. Если мы вместе будет стараться, то воплотить нечто, подобое «Аватару», мы сможем .

 — Ваше сотрудничество с Тимом Бертаном — отдельный эпизод биографии, или намечается творческий тандем? Задействованы ли Вы в участии его картины «Алиса в стране чудес»?

— С Тимом мы договорились продюссировать следующий фильм. Кто будет режиссёром, пока неизвестно. Это будет экранизация романа одного американского писателя. Это пока неофициальная информация, никаких релизов по этому поводу не выходило, но мы надеемся, что в скором времени всё произойдёт. Я очень хочу снять с ним продолжение картины «9».Моего участия в фильме «Алиса в стране чудес» нет. 

— Что для Вас хороший фильм?

— Однажды я был на футбольном матче в Лондоне. Кстати, это был второй раз, когда я ходил на футбол, впервые это случилось в возрасте 10 лет, и второй — случайно, когда был в Англии. Когда я увидел 80 тысяч человек, которые одновременно выдыхают, и когда их эмоции преобразуются в один большой возглас, меня это очень глубоко поразило. Мне хочется делать такие фильмы, которые вызывали бы подобные чувства. Чтобы люди вместе радовались, переживали, страдали. Очень хочется создавать моменты такого единения. А что касается моих пристрастий, то я люблю достаточно глупые фильмы, такие как «Плохие парни — 2», и те, которые дают наслаждаться самим фактом кино. Люблю фильм «Терминатор — 2» и многие дугие. 

— Как в обычной жизни складываются Ваши отношения с видеокамерой?

— Когда снимаешь профессионально, очень трудно перестроиться на обычную жизнь. У меня всегда с собой есть фотоаппарат, я постоянно что-то фотографирую, но эти снимки куда-то теряются. 

— Как Вам удалось уговорить Анджелину Джоли сесть в «Копейку»?

— Анджелину я не уговаривал садиться в «Копейку», она с удовольствием прыгнула туда сама! Джоли — актриса, она должна постоянно удивлять, служить своему зрителю, и ей очень трудно найти машину, которая подходила бы под её статус. Мерседес, Бентли — это всё создает ощущение, что её купили. И «Копейка» в этом случае стала для нее самым подходящим автомобилем. Я изначально хотел посадить ее в ГАЗ-21, но в Праге, где проходили съемки фильма, такой машины не оказалось. Анджелине очень понравилось, и это был её самый счастливый день за всё время съемок.

— Этим летом вышло очень много фильмов о восстании машин. Это «Терминатор-4», «Трансформеры: месть падших», «Миссия Дарвина». Теперь выходит «9» под лозунгом совершенного иного кино. В чем тогда уникальность Вашей картины?

— В принципе, существует очень мало тем, на которые можно снимать фильмы. Это темы про любовь, про добро и зло, и про восстание машин. Вопрос в том, что сказано фильмом. Очень важно то, что мы сумели показать, что люди не должны сами превращаться в машины, что машины — это стихийное бедствие. Самое главное, что случилось в этом кино — то, что главный герой, Девятый, обычная кукла, нашла в себе человека, смогла стать им.

Кстати, завтра в Москве в рамках презентации фильма «9» в выставочном павильоне мы устраиваем акцию, которая называется «9 часов без мобильника». Мы все сдадим свои мобильные телефоны, они будут висеть на стене 9 часов, и мы не сможем подойти к ним, когда будет кто-то звонить. Что такое сотовый телефон для нас? Я сам уже не могу без него. Постоянно тычу кнопки, и даже когда никто не звонит, рука автоматически тянется к трубке. Я понимаю, что я болен, и моя болезнь называется «мобильзависимость». И это, действительно, большая проблема. Думаю, мы будем устраивать подобные мероприятия регулярно. 

— Вы по образованию театральный художник. Было ли прощеработать с куклами?

— Я очень люблю кукольный театр. Для меня жизнь кукол — это магия. Когда что-то происходит с куклой на экране, например, она чешет себе затылок, это уже так трогательно! Я считаю, что куклы лучше выражают человеческую душу.

Материал подготовила Галина Тулупова


Оставьте ответ
Яндекс.Метрика