Лукашенко легко обыграл Москву

0 1 677

Итоги первой рабочей недели января наглядно показали, что 2007 год для российской нефтегазовой политики начался крайне неудачно, если не сказать – провально. Маленькая победоносная нефтегазовая война, объявленная белорусскому Батьке «энергетической империей», оказалась непродуманной и неподготовленной. И результат не заставил себя долго ждать: Россия ее проиграла.

На минувшей неделе большинство российских СМИ поспешили увенчать транзитный конфликт трогательной сценой телефонных переговоров между президентами России и Белоруссии. В заслугу российской стороне был поставлен тот факт, что после разговора «по душам» Лукашенко поспешил отменить непонятно с какого перепугу придуманную «транзитную пошлину» в $45 с каждой тонны прокачиваемой по территории его страны российской экспортной нефти. На этом, правда, «победы» заканчиваются, и начинаются куда более весомые поражения. Причем, весомые настолько, что не признать это не смогли даже Михаил Фрадков и Герман Греф, обеспокоенные негативными последствиями российско-белорусского конфликта для имиджа нашей страны. «Очень хочется верить, что это была последняя история, повредившая имиджу России», – заявил глава МЭРТ в эфире программы «Вести». Что касается перспектив реабилитации российского имиджа, здесь «во многом все будет зависеть от того, насколько мы сумеем преодолеть эту ситуацию». По мнению Грефа, это станет возможно, если России в течение 5-10 лет удастся избежать подобных ситуаций и если у нее получится диверсифицировать направления поставок ресурсов. «Очень важно не повторять больше эту ситуацию никоим образом», – заключил министр.

Говоря о диверсификации направлений поставок, он, безусловно, имел ввиду строительство трубопроводов по дну Балтийского моря в Европу и так называемую Восточную трубу, направленную на тихоокеанское побережье России и в сторону Китая. К сожалению, на их строительство уйдет несколько лет, которых, судя по последним событиям, может оказаться вполне достаточно для полной дискредитации России как надежного поставщика. К тому же не стоит забывать о политических и экологических сложностях вокруг строительства Северной трубы, а также об отсутствии четких представлений о том, чем и за счет каких запасов будет наполняться труба Восточная.

Между тем негативная реакция международного сообщества на события с перекрытием поставок российской нефти в Европу видится все более очевидной и масштабной. Так, находившийся с визитом в ЕС премьер-министр Японии Синдзо Абэ призвал Россию быть ответственным поставщиком нефти. Верховный представитель Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана, хотя и одобрил достигнутые между Москвой и Минском соглашения, но все же заметил, что «перебои в поставках нефти, которые негативно отразились на ряде стран Евросоюза, доказывают необходимость достижения лучшего взаимопонимания между ЕС и Россией в том, что касается базовых принципов будущего энергетического партнерства».

Учитывая это, а также активные попытки Евросоюза пересмотреть свою энергетическую стратегию, России следовало бы более тщательно обдумывать каждый свой шаг в нефтегазовой политике. Ошибочное представление о степени зависимости Европы от поставок российских энергоносителей и отсутствие должного внимания к назревающим в европейской энергетике переменам могут сыграть с «энергетической империей» нехорошую шутку. Это станет еще одним следствием поражения в недавней нефтегазовой схватке с безобидной, на первый взгляд, Белоруссией.

Отдельно стоит сказать о российской «победе». Напомним, что противостояние Москвы и Минска завершилось подписанием соглашения, согласно которому ставка экспортной пошлины на сырую нефть, вывозимую из РФ в Белоруссию, составит с 1 января 2007 г. $53 за тонну. Эта цифра определена исходя из ставок общих экспортных пошлин на сырую нефть, устанавливаемых в соответствии с законодательством РФ с учетом специальных коэффициентов. На 2007 г. такой коэффициент составит 0,293, на 2008 г. – 0,335, на 2009 г. – 0,356.

Соседи «победу России» восприняли с нескрываемым удовлетворением. По словам вице-премьера белорусского правительства Андрея Кобякова, республика удовлетворена подписанными 12 января 2007 г. с РФ соглашениями по нефтяным вопросам. «Соглашение сбалансировано, это цивилизованный способ решения спора», – подчеркнул Кобяков. Казалось бы, чему было радоваться белорусскому вице-премьеру, если его страна вынуждена была отказаться от первоначально заявленной позиции и без промедления передала российским импортерам порядка 70 тыс. т нефти, отобранных ею из экспортной трубы «в счет» пресловутой транзитной пошлины?

Ответ на этот вопрос вряд ли можно почерпнуть из официальных сообщений СМИ, но его нетрудно найти, обратившись к недавней истории российско-белорусских нефтегазовых взаимоотношений. Дело в том, что еще в декабре прошедшего года РФ ввела экспортную пошлину на поставляемую в Белоруссию нефть в размере $180,7 за тонну. Это стандартный экспортный сбор, применяемый ко всем странам-потребителям, за исключением союзной с Россией Белоруссии. Не секрет, что далеко не вся российская нефть, экспортируемая в эту страну, использовалась для внутреннего потребления. Значительная ее часть напрямую или в виде нефтепродуктов перепродавалась в Европу – естественно, уже по мировым ценам. В этой ситуации существующие правила обязывают белорусскую сторону передавать России порядка 85% пошлин от такой перепродажи. Как нетрудно догадаться, Белоруссия оставляла России далеко не все.

Введение российской стороной стандартной экспортной пошлины в отношении Белоруссии нанесло бы серьезный удар по источникам финансирования режима Лукашенко, а также по последним функционирующим институтам Союзного государства. Скорее всего, именно это обстоятельство и подвигло Лукашенко на провокацию с введением в отношении России никому ранее не известной «транзитной пошлины». Вряд ли Батька серьезно рассчитывал на то, что она станет новым словом в российско-белорусских экономических отношениях. Скорее, она была нужна ему для того, чтобы, наступив «восточному брату» на больную мозоль – европейский экспорт, сделать его более сговорчивым в предстоящем торге. Нехитрая комбинация была разыграна как по нотам, и итог ее явно стоил свеч. В результате, вместо $180,7 за тонну поступающей в Белоруссию российской нефти Минску придется платить всего $53; немногим больше эта сумма станет в 2008 и 2009 годах.

О том, сколь печальным оказался исход для России последней «нефтегазовой войны», говорят ее основные результаты. Попытка урезонить зарвавшегося союзника была практически провалена. При этом отношения с европейскими потребителями оказались выведенными на такой уровень, что о серьезных попытках энергетической экспансии в Европу, скорее всего, придется надолго забыть. Судя по последним событиям вокруг энергетической стратегии ЕС (читайте об этом в нашем следующем выпуске), европейский рынок энергоносителей будет требовать от России тонкой дипломатии и более сложных и продуманных действий. Если это обстоятельство не будет до конца осознано российским руководством, то «энергетическая империя» придет в упадок, еще даже не успев толком сформироваться.


Оставьте ответ
Яндекс.Метрика