Госдума показала ФИГу

0 1 206

Бессмертная фраза Черномырдина – хотели, как лучше, получилось, как всегда – в нашей стране, судя по всему, никогда не потеряет своей актуальности. Вчера это в очередной раз продемонстрировали депутаты Госдумы, приняв сразу во втором (повторном) и третьем чтениях поправки в закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Спешку народные избранники объяснили заботой о гражданах – предусмотренные документом нововведения вступят в силу аккурат к сезону летних отпусков (если, конечно, успешно пройдут этап рассмотрения Советом Федерации и будут подписаны главой государства). Однако сам по себе закон вызывает слишком много вопросов и нареканий со стороны представителей турбизнеса и независимых экспертов, да и для конечного потребителя его польза вовсе не так очевидна.

Ключевым моментом в принятых депутатами законодательных изменениях, как известно, является положение о введении финансовых гарантий для туроператоров. Представители туристической индустрии между собой окрестили их ФИГами, и это ироничное сокращение возникло отнюдь не случайно. Предложенный законопроект вызвал волну протестов со стороны игроков отрасли, прежде всего мелких и средних фирм, которая вылилась даже в ряд пикетов, один из которых прошел в Москве под стенами Госдумы. Основным поводом для возмущения послужила предлагаемая документом фиксированная – и весьма немаленькая – сумма финансовых гарантий для всех компаний, независимо от их размера, финансового оборота и количества обслуживаемых туристов. В итоге, и крупный туроператор, организующий собственные чартерные программы, для которого 10 млн руб. составляют лишь несколько процентов от оборота, и небольшая фирма без особых амбиций, чей оборот не превышает миллиона рублей в год, должны платить одинаковую сумму. Таким образом, закон ущемляет права мелкого и среднего бизнеса и создает предпосылки для монополизации отрасли, полагают многие эксперты. А милостиво введенный депутатами переходный период – всего лишь полумера, не решающая возникших проблем. Да и та принята, можно сказать, под воздействием внешней силы. Кстати, это едва ли не первый случай в новейшей российской истории, когда малый и средний бизнес так активно отстаивал свои права, сумев привлечь к проблеме внимание различных властных структур. И это, пожалуй, один из немногих положительных результатов принятия законопроекта.

При этом стоит отметить, что большинство игроков рынка отнюдь не выступают противниками финансовых гарантий как таковых. Совсем наоборот. «Введение финансовых гарантий для отрасли является назревшей необходимостью. И мы надеемся, что новый закон повысит доверие к отрасли в целом. Он позволит уменьшить число недобросовестных игроков и будет способствовать дальнейшей структуризации рынка и «обелению» его игроков», – говорит генеральный директор компании UTE Megapolus Дмитрий Фесик. Туристический рынок давно нуждается в новом законодательстве, но не в таком искаженном виде: более правильным было бы привязать финансовые гарантии к реальным оборотам компаний или к цене турпутевок, полагает большинство его участников. Конечно, финансовые показатели легко можно скрыть, однако вряд ли это может служить оправданием для того, чтобы вешать на отрасль проблемы налоговых органов.

Еще одно недоразумение связано с туристической розницей. Обложив «пошлиной» операторские структуры, авторы закона обошли вниманием туристические агентства (их деятельность предлагается в дальнейшем отрегулировать правительственными постановлениями). Оставим пока в стороне вопрос о том, зачем так поспешно принимать законы, которое априори потребуют многочисленных доработок. Пока очевидно одно: при данном раскладе операторы несут ответственность за действия своих продающих партнеров и, скорее всего, попытаются обезопасить себя, предложив им те же финансовые обязательства. Агентствам же, в свою очередь, придется выбирать, кому из операторов платить за право продавать их продукт.

Примечательно, что законопроект вызвал возражения не только со стороны участников отрасли. Его также подвергли критике Федеральная антимонопольная служба и комиссия Госдумы по противодействию коррупции. По мнению последней, документ создает предпосылки для взяткодательства. Так, например, закон предполагает создание реестра турфирм, который должен вести федеральный орган, курирующий туризм. Однако основания, на которых компаниям может быть отказано во внесении в данный список, весьма расплывчаты и оставляют достаточно богатое поле для фантазии. Отметим также, что в декабре Администрация президента предложила депутатам отложить рассмотрение спорного законопроекта.

И все-таки, несмотря ни на что, Дума его приняла. Почему? По мнению большинства наблюдателей, ответ очевиден: лоббизм интересов тех, кому выгодна монополизация рынка. «Цель закона – вытеснить с рынка как можно больше малых и средних игроков», — полагает депутат ГД Владимир Рыжков, выступающий против введения данного документа. Однако принесет ли новый закон результаты, ожидаемые его заказчиками? Это спорный вопрос, отмечают эксперты и участники рынка. «По нашим оценкам, до полвины турбизнеса РФ уже летом этого года уйдет в тень. Начнут маскироваться под консалтинговые фирмы и т.д.», отмечает Рыжков. Так что даже если допустить, что при принятии документа депутаты руководствовались исключительно благими побуждениями и искренне пытались очистить отрасль от скверны, закон и с этой точки зрения вряд ли будет эффективным. Здесь нелишним будет вспомнить прошлогоднюю историю с алкогольным рынком. Принимая закон об обороте спирта, народные избранники тоже планировали избавиться от «серого» производства, а вместо этого создали для него почти тепличные условия. И вот снова решили наступить на те же грабли.

А что же потребители? Что им гарантирует пресловутый закон? Парадокс, но на этот вопрос пока ответить никто не может. Дело в том, что в документе нет четкого определения механизма действия тех самых финансовых гарантий. А, следовательно, и трактовать его можно весьма широко. Ознакомление же с текстом позволяет сделать следующий вывод: по сути, схема получения компенсации за испорченный отдых остается прежней. И чтобы гарантированно получить выплату за реальный ущерб, туристу сначала придется запастись соответствующим постановлением суда, которое и раньше для большинства турфирм служило достаточно веским основанием для выдачи денег. Что касается заведомо мошеннических схем, они никуда не денутся, просто масштабы надувательства станут заметно больше. Зато издержки, связанные с введением фингарантий, равно как и монополизация рынка, если она все-таки произойдет, по мнению противников закона, приведут к повышению цен на путевки. При этом задержки вылетов и замены отелей будут продолжаться, поскольку зависят не только и не столько от туроператоров, сколько от их контрагентов – авиаперевозчиков и гостиниц. А перекладывание всей ответственности на плечи турфирмы, возможно, только усугубит ситуацию. Зачем отелям и авиакомпаниям напрягаться, если за их ошибки расплатится (в буквальном смысле этого слова) кто-то другой?

Все вышесказанное – далеко не полный перечень претензий и вопросов, выдвигаемых к документу. «Принятие данного закона развенчивает миф о том, что в России делается ставка на малый и средний бизнес, как во всем развитом мире, и миф о том, что наша страна заботится о потребителях туристических услуг. Совершенно очевидно, что это приведет не к защите прав потребителя, наоборот, сократится разнообразие турпродуктов, произойдет повышение цен на них, а рынок будет монополизирован, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Закон ничего не дает рядовому потребителю, но ущемляет малый и средний бизнес», – констатирует первый зампред комитета Госудмы РФ по образованию и науке Олег Смолин.

Впрочем, справедливости ради следует сказать, что крупные операторы тоже имеют свой взгляд на проблему возможной монополизации рынка и отстаивания их интересов. «Что мешает остальным быть такими, как мы? Видимо, мы чуть-чуть умнее и удачливее. Конечно, уравниловка – вопрос спорный. Но само по себе укрупнение отрасли – процесс рыночный. Мы живем в рыночных условиях, и те, кто сейчас остался и закрепился, обязаны этим не только везению. Они заслужили это своим трудом. А в монополизацию отрасли мне не очень верится. Что мешало крупным операторам договориться раньше? Тем не менее ведь не договорились. У каждого свои амбиции, и зачастую компания будет гонять полупустой самолет, но не согласится объединиться с другой фирмой на одном рейсе. Всегда очень трудно было делать совместную перевозку, и тем более – какие-то программы. Случаи коммерческих альянсов между туроператорами достаточно редки, и с введением фингарантий в ближайшее время ничего не изменится», – отмечает гендиректор UTE Megapolus Дмитрий Фесик.


Оставьте ответ
Яндекс.Метрика