На карте мира чуть было не появилась «Франкобритания»

0 1 190

Европейские державы за свою богатую историю пережили столько всего, что в архивах накопились тонны секретных и сверхсекретных документов, скрытые от глаз людских до тех пор, пока кто-нибудь не решит извлечь их на свет Божий за истечением срока давности.

Действующим лицам истории, совсем недавно переставшей быть тайной, стесняться нечего: Великобритания и Франция согласились, что, если предать огласке кое-какие документы середины ХХ в., страшного не случится. А впечатлительные британские историки тут же признали обнародованные факты невероятными. «Я чуть не упал со стула», – говорит эксперт по французской истории из Королевского колледжа в Лондоне Ричард Вайнен.

Теперь «упасть по со стула» может любой, кто ознакомится с содержанием документов, которые 50 с лишним лет хранились в Британском национальном архиве. Историки, первыми поспешившие прочесть рассекреченные сведения, восклицают: кто бы мог подумать, что при ином стечении обстоятельств две европейские державы могли слиться в одну, разделенную на две части Английским проливом, известным также как Ла-Манш! Именно такой проект рассматривался в 1950-х гг., не вызывая, кстати, особой неприязни ни у той, ни у другой стороны. Словом, Британия и Франция готовы были объединиться во имя общего блага.

Французское правительство даже согласилось предоставить соседям приоритетное право на государственную власть, в частности, посадить на общий престол Ее Британское Величество. В 1956 г., как явствует из архивных документов, французский премьер-министр Ги Молле немало времени провел в дипломатических беседах со своим британским коллегой Энтони Иденом, обсуждая возможное слияние. Но, как нам и без секретных документов известно, объединение не состоялось: смелое предложение Франции было отвергнуто.

Британский премьер-министр отказался от идеи «союзного государства», в качестве альтернативы предложив соседу вступить в Британское Содружество, а если очень нужно, то Ее Величество сможет осилить и правление Францией заодно. Тут уж пришла очередь французской стороны возражать: Ги Молле согласился, что королева его соотечественникам понравится, но вот по части Содружества засомневался. Так или иначе, масштабная и слегка отдающая авантюрой инициатива канула в Лету.

Между тем, это далеко не единственный раз, когда между исстари противоборствующими державами возникал сильный импульс к сближению. Историки утверждают, что такие процессы неизбежно зарождались всякий раз, когда обе страны одновременно охватывал какой-либо кризис – политический или экономический – например, во время Второй мировой войны. Кстати, в этом свете перспективы Союзного государства России и Белоруссии видятся неутешительными.


Оставьте ответ
Яндекс.Метрика